ЧТО ТАКОЕ КИБЕРЭТНОГРАФИЯ И ВИРТУАЛЬНАЯ ЭТНИЧНОСТЬ?

23.04.2020
Материал представляет собой краткую версию статьи Елены Рождественской и Виктории Семёновой "Киберэтнография виртуального сообщества: анализ туристского форума"..

 

Сообщество как понятие было в центре Интернета с начала его эры. Интернет формировался как площадка для обмена данными и сообщениями, для исследования, накопления и структурирования информации. В последние десятилетия в сети разместилась коммерческая деятельность, в Интернете обжился маркетинг. Интернет-сообщества откликнулись на обслуживание нужд потребителей для коммуникации, информации и развлечения. Это дало многим людям опыт участия в группах, где их взаимодействие лицом к лицу сведено к нулю (Cothrel, Williams, 1999). Признанный исследователь Интернета Козинец (Kozinets, 1999) подсчитал, что к 1999 г. более 40 млн человек в мире приняли участие в того или иного рода «виртуальных сообществах», и спрогнозировал их дальнейший количественный рост, гарантирующий социальный интерес и рост влиятельности виртуальных сообществ.
Мир маркетинга и рекламы уже с конца 90-х годов обращает внимание на виртуальные сообщества в качестве центральной модели коммерческого развития Интернета (Werry, 1999). Наиболее дальновидные тогда же утверждали, что традиционные бизнес-функции, особенно те, что построены на непосредственном контакте с клиентами. Такие как маркетинг и продажи, претерпят значительную трансформацию в среде сообщества (Armstrong, Hagel, 1996; Iidem, 1997). С одной стороны, такие сообщества стирают границы, созданные временем и расстоянием, делают коммуникацию между заинтересованными людьми значительно проще, и они обращаются сюда, чтобы получить информацию, поддерживать и углублять связи, встретить единомышленников и потенциальных друзей. С другой стороны, успешное функционирование виртуального сообщества в значительной степени зависит от того, насколько оно имеет связное представление о себе. Понимание сущности своего сообщества является необходимым условием для любой группы, функционирующей в виртуальном режиме, оно должно иметь четкое представление о своей миссии, цели и нужном направлении, обеспечивающем достижение цели. Понимание потребностей членов сообщества также имеет значение, поскольку без них нет сообщества (Preece, 2000). Многозначность термина виртуальное сообщество требует отнестись к нему критично.
Что остается стабильным в качестве точки отсчета в определении виртуального сообщества — это понятие сообщества в физическом мире. Словарь определений, например, описывает сообщество, как группу проживающих вместе и/или объединенную общими интересами, общими целями и деятельностью группу и отдельных лиц, которые сотрудничают для совместного использования ресурсов и удовлетворяют потребности друг друга. Некоторые определения включают такие параметры, как удовольствие и наслаждение от этой совместности, а другие сильно увязывают сообщество с физическим местом, например, деревней или городом, его особым районом. Также отмечены необходимость уважать чувства и собственность других людей, а также важность системы управления. Все эти атрибуты приписываются и интернет-сообществам, но их обсуждается. Исследователи пытаются определить абстрактную сущность виртуального сообщества таким образом, чтобы это было приемлемо для большинства  подобных сообществ. Среди них наиболее известны Fernback, Thompson (1995), Powers (1997), Armstrong, Hagel (1997), Rosenblatt (1997), Shelton, McNeeley (1997), Smith, Kollock (1999), Preece (2000). Наиболее часто упоминается определение виртуального сообщества, которое дает Рейнгольд (Rheingold, 1994): «Это социальные связности, которые возникают в сети, когда достаточное количество людей вовлечены в публичные дискуссии достаточно долго, с проявлением человеческих чувств, чтобы сформировать сеть из личных отношений в киберпространстве. Виртуальное сообщество — это группа людей, которые могут или не могут встретиться друг с другом лицом к лицу, и кто обменивается словами и идеями при посредничестве компьютерных досок объявлений и сетей» (Rheingold 1994, Р. 57–58). Определение Рейнгольда — результат его семилетней причастности к «Whole Earth ‘Lectronic Link» (WELL), раннего онлайн-сообщества, возникшего в Сан-Франциско. Он также попытался описать и объяснить действия, которые предпринимают его члены, причины их участия и способ, каким они общались в онлайн-сообществе. Рейнгольд понимает суть онлайн-сообщества таким образом: «В киберпространстве мы болтаем в чате и спорим, участвуем в нтеллектуальном дискурсе, совершаем покупки, обмениваемся знаниями, эмоциональной поддержкой, играем в игры и метаигры, флиртуем …Мы делаем то, что делают все люди, когда они собираются вместе, но мы это делаем со словами на экранах компьютеров, оставляя наши тела позади … наши личности перемешиваются и взаимодействуют электронно, независимо от местного времени и места» (Rheingold, 1994, р. 58).
Описание Рейнгольдом своего опыта актуально и сегодня. Но когда вхождение в виртуальные сообщества захватывает энтузиазмом различные группы с различным опытом и целями, становятся понятными различия в определениях этого понятия. В результате определения интернет-сообществ отражают перспективы действий, предпринятых различными группами. 
С социологической точки зрения здесь по-прежнему актуален акцент на социальном взаимодействии в противовес интенсивному технологическому обмену, часто ассоциируемому с Интернетом (Preece, 2000). Другие исследователи (Etzioni, 1995; Baym, 1995) пытаются применить традиционные социологические термины для моделей взаимодействия человека в сети, которые развиваются в бестелесном киберпространстве и компьютерно-опосредованной коммуникации, но привлекая принципы этнометодологии и соответствующую методологию — наблюдение, интерпретацию и эмпирическую верификацию. Киберпространство позиционируется как публичная сфера, виртуальная агора или просто «клёвое место» для сбора и общения. Таким образом, онлайн-сообщество стало эффективным термином для характеристики виртуальных социальных отношений. По мнению этих исследователей, виртуальные сообщества можно описать с помощью таких слов, как «социальное», «отношения», «виртуальный», «место», «группы людей», «общие интересы» и «коммуникация».
Онлайн-сообщество стало широким термином для описания любого собрания людей, которые общаются в Интернете. Это могут быть группы с особыми интересами в области образования, с профессиональными вопросами и хобби, которые работают на конкретные, узко определенные цели, и стоит задача только привлечь новых членов, разделяющих эти интересы. К тому же все большее число физических сообществ становятся и виртуальной сетью, чтобы связать и поддержать членов сообщества. Эти сети, как правило, сосредоточены на локальных услугах и проблемах сообщества. В книге «Онлайн-сообщества: проектирование юзабилити, поддержка социальности» (Preece, 2000) дается рабочее определение онлайн-сообщества. Оно должно состоять из следующих элементов: участников, которые взаимодействуют, поскольку стремятся удовлетворять собственные потребности или выполнять особые роли; разделяемых целей, таких как интерес, обмен информацией или услугами, которые дают основание для сообщества; политики, которая регулирует взаимодействие людей; а также компьютерных систем, которые поддерживают и опосредуют социальное взаимодействие и технически опосредуют чувство единства. Однако остается актуальным вопрос: как одни и те же нормативные функции и способы поведения, которые регулируют наш физический социальный мир, модифицируются в виртуальном мире, и можем ли мы эмпирически верифицировать свои гипотезы относительно онлайн-активности, если не подлежат определению место или время социального взаимодействия? Каковы повседневные практики онлайн-сообщества, которые происходят онлайн и вызывают к жизни те или иные текстуальные и прочие продукты?
Киберэтнография в данном случае обязывает нас: 1) к плотному описанию текстуально фиксируемой и визуально наблюдаемой практики коммуникации между членами сообщества Винского, 2) к поиску связей между отдельными операциональными элементами в процессе коммуникации. Мы поэтому не предпринимали интервенирующих техник анализа и полагались в анализе исключительно на дискурсивные формы онлайн-коммуникации. В контексте поиска количества и качества демонстрируемых социальных связей были важны степень «популярности» того или иного участника или темы, а также введенная на этой онлайн-платформе «табель о рангах», увязывающая категорию участника, его стаж пребывания на сайте, количество и содержательная направленность постов с отчетами о путешествиях и советами другим участникам, а также формы взаимности, полученные в ответной коммуникации (количество кликов,  лайков» или иных символических знаков благодарности, например, в виде смайликов). Мы обращали внимание на содержание благодарностей как специфическую форму взаимности.